Пол Долан о счастье

Психолог Пол Долан, профессор поведенческих наук и исследователь феномена счастья, в своей новой книге рассказывает о том, почему стремление успех человека не связан с его ощущение счастья напрямую. Существует общественный стереотип, что в основе счастливой жизни лежит «успех» – необходимо быть амбициозными, стремиться к богатству и успеху, получить образование, вступить в брак, родить детей. Во многом мы стараемся соответствовать ожиданиям других, как по готовой инструкции, и это очень облегчает нашу жизнь (и даже порой действительно приводит к счастью), но лишь в какой-то степени.

Деньги не делают нас счастливее так, как мы этого ждем

Часто стремление к богатству и успеху становится  самым настоящим социальные “капканы”. Если мы не достигаем хотя бы одного из этих двух компонентов, мы недовольны и несчастны. Более того, сколько бы мы ни стремились к богатству и успеху, нам всегда есть куда расти — и этого от нас ожидает общество.

Мы верим, что чем больше денег и прочих атрибутов успеха, темы будем счастливее. Однако мы знаем множество примеров людей, добравшихся до верхних ступенек лестницы успеха, но ставших от этого только несчастнее.

Просто необходимо признать одну простую вещь: счастливее мы станем только тогда, когда научимся удовлетворяться тем, что имеем, а не требовать еще и еще до бесконечности.

Национальная статистическая служба Великобритании с 2011 года исследовала уровень счастья у 200 000 человек. Согласно полученным данным, всего 1 % участников опроса чувствуют себя несчастными. Один из факторов, который влияет на формирование негативного самоощущения, — это низкая заработная плата (менее 400 фунтов стерлингов в неделю). А другой — это зарплата выше 400 фунтов стерлингов в неделю. По закону предельной производительности, после удовлетворения базовых потребностей возникает желание увеличивать доход, что значительно снижает уровень удовлетворенности.

Недавний американский опрос об использовании времени позволяет аналитикам оценить уровень счастья, связанный со способами времяпровождения в течение дня. Он показал, что с повышением дохода уровень счастья растет, но лишь до некоторой границы дохода. После нее уровень счастья снова падает. Интересно, но люди с заработком более 100 000 долларов не чувствовали себя счастливее тех, чей заработок не превышает 25 000 долларов. А респонденты с самым высоким уровнем дохода видят меньше всего смысла в том, что делают.

Так что, похоже, подход «бери от жизни всё» поможет взять от жизни всё, кроме смысла существования.

Полученные статистические данные могут говорить о том, что стремление к богатству заставляет нас тратить свое время и ресурсы на те занятия, которые приведут к росту дохода — например, работать больше или ездить на более высокооплачиваемую, но дальше.  Это как раз то время, которое можно посвятить другим, более радостным занятиям. Мы ожидаем, что растущий доход сделает нас свободнее и счастливее, но так не происходит. В этом и заключается социальный капкан.

При этом для большинства людей вне зависимости от текущего уровня дохода характерно продолжать его увеличивать, несмотря ни на что. И у некоторых это становится настоящей зависимостью.

Сложно остановиться в гонке за богатством и сказать себе «вот теперь я зарабатываю достаточно», когда мы окружены семейными и общественными ожиданиями. А средства массовой информации добавляют масла в котел тщеславия. А подход «мне хватает» сам по себе звучит гораздо проигрышнее подхода «стремись к большему!».

Несмотря на то, что фраза «Я доволен тем, что имею» звучит достаточно тоскливо, она может дать нам удивительное ощущение свободы. Вы можете освободиться от переживаний, если вам хватает денег на обеспечение ваших основных потребностей.

При этом наше стремление к богатству заставляет нас строго судить тех, кто к богатству не стремится: мы называем таких людей неамбициозными или ленивыми. Мы сохраняем свой статус-кво за счет того, что другой человек почувствует себя неудачником. Именно поэтому не стоит осуждать тех, кто называет себя счастливым, даже если нам в их жизни видятся признаки лени и отсутствия мотивации. Социальный капкан стремления к богатству клеймит тех, кому не нужно больше денег, хотя их решение посвящать свое время и ресурсы не росту личного благосостояния, а иным вещам, заслуживает похвалы.

Стремление к богатству несет за собой весьма долгосрочные последствия. Обычно оно приводит к избыточному потреблению товаров, которое, в свою очередь, негативно сказывается на глобальной экологической обстановке. Постоянная трата денег на вещи, которые быстро выходят из строя и с легкостью выбрасываются, означает увеличение масштабов производства и рост количества отходов — и оба этих последствия приводят нашу планету в упадок.

Чтобы помочь своим детям выйти из бесконечной гонки за деньгами в будущем, родители могут рассказывать им о том, что денег вполне может быть достаточно.

Карьерный рост – капкан успеха

Один из социальных стереотипов — человеку нужна хорошая работа и карьерный рост.

В книге «Счастье по расчету» Пол Долан рассказывает  о встрече с одной своей подругой. Она работает в крупной и престижной медиакомпании и весь ужин жаловалась на свою работу — как ей всё надоело, как ее раздражают и коллеги, как она устала от дороги до офиса. Но в конце монолога она без тени иронии заявила: «Но, конечно, мне нравится работать в „Медиаленде“.

Эта история демонстрирует весьма популярный внутренний конфликт между общественными представлениями об успехе, где ценится статус и признание на работе, и личным ощущением удовлетворенности. Эта женщина переживала бессмысленность своей рабочей деятельности, но социальный капкан убеждал ее в обратном. Эта женщина всегда хотела работать в этой компании, ею гордились родители и завидовали друзья, так что чувство симпатии к своей работе она создала искусственно, исходя из ценности статуса, не опираясь на собственные ценности.

Работа, которая делает нас несчастными, не может считаться хорошей, но мы часто терпим это неудовольствие ради статуса.

Существующие в обществе стереотипы о статусности и престиже работы говорят нам, что быть юристом — лучше, чем флористом. Флорист зарабатывает мало, а юрист — как правило, много. Но история с женщиной из «Медиаленда» напоминает, что работу можно оценивать и с другой стороны — например, по уровню удовлетворения, которое она нам приносит. И в этом смысле флористы выигрывают у юристов: своей работой довольны 87 % флористов и 64 % юристов.

Есть и другие данные исследований, согласно которым те виды деятельности, которые мы считаем успешными, не делают людей счастливее. Например, в 2014 году вышел отчет по итогам исследования разных сфер деятельности и их связи с уровнем удовлетворенности жизнью. Выяснилось, что топ-менеджеры, получающие высокие оклады, были не более счастливыми, чем их секретари. Фитнес-инструкторы, фермеры и священники также продемонстрировали более высокий уровень удовлетворенности, чем можно было бы подумать по размеру их дохода.

Однако возможно, что люди, выбирающие карьеру фитнес-инструктора или флориста, сами по себе больше довольны жизнью, чем те, кто решает быть юристом. Чтобы это выяснить, необходимы долгосрочные исследования. Тем не менее, в профессии флориста явно есть некоторые преимущества, недоступные офису юриста: например, близость природы, наблюдение за результатами твоего труда, контроль за временем работы. Четверо из пяти флористов утверждают, что они развивают свои навыки каждый день, и это тоже приносит им удовольствие. Флористы не рассматривают  свою работу бессмысленную.

Деньги воруют наше время

Мы измеряем успех не только родом деятельности и профессией, но и количеством времени, проведенного на работе. Чем больше часов мы посвятим работе, тем больше денег мы заработаем, тем успешнее мы станем. С ростом доходов мы начинаем оценивать недополученный доход от нерабочих часов и начинаем работать еще больше, чтобы выжать из себя максимум. Время — деньги.

Если относиться ко времени как возможности заработать деньги, то это значительно уменьшает удовольствие, которое мы получаем от отдыха. В США уровень удовлетворенности жизнью у людей с высоким доходом гораздо ниже, чем у людей с доходами среднего уровня.

Если снова обратиться к результатам американского опроса об использовании времени, уровень счастья и осмысленности наиболее высок среди тех, кто работает 21–30 часов в неделю; уровень недовольства растет пропорционально количеству рабочих часов в неделю — вне зависимости от половой принадлежности.

Да, многие люди выбирают переработку. Некоторым настолько нравится своя работа, что они с радостью посвятят ей свободные часы. Но таких счастливчиков не так и много.

Гораздо чаще люди перерабатывают, поскольку этого требуют от них социальные капканы. В основном они это делают, чтобы продвинуться по карьерной лестнице. Переработки чаще всего характерны для банковской сферы, рекламы, юриспруденции, образования, сферы обслуживания. Работников там часто оценивают по тому, насколько рано они приходят и поздно уходят из офиса.

Сказка о счастливом браке может вредить

Сфера отношений и брака тоже окружена социальными капканами. Многие из нас выросли на сказках, которые оканчивались фразой «…и они поженились, и жили долго и счастливо, и умерли в один день». Зачастую мы даже не подозреваем, какое влияние на наше восприятие отношений оказывают подобные сентиментальные установки.

Женитьбу или замужество часто называют обязательным атрибутом счастливой жизни большинство респондентов почти во всех опросах. Это мерило мы используем и при оценке других людей: 40-летнюю одинокую женщину мы окрестим «бедняжкой, которая не нашла того единственного», словно других вариантов счастливой жизни не существует.

При этом мы чересчур идеализируем романтические отношения. Статистически каждые вновь начавшиеся отношения с гораздо большей вероятностью закончатся, чем приведут к счастливой жизни до конца дней своих. Например, в Великобритании два из пяти браков заканчиваются разводом.

От отношений мы ждем исключительно удовольствий, причем в течение длительного периода жизни, а от партнера ожидаем удовлетворения всех наших желаний, и это крайне вредное восприятие.

Когда отношения, особенно долгие, заканчиваются разрывом, мы часто слышим что-то вроде «потрачены лучшие годы жизни…» или «столько лет коту под хвост». Но разве может пройти даром время, хотя бы часть которого оба партнера были счастливы? Разрыв отношений — это зачастую лучшее решение, которое принимают пары.

Мы как адаптивные существа не сделаем выбор в пользу варианта, уступающего по качествам прежнему, поэтому каждый наш следующий партнер, как правило, лучше предыдущего. Так что, если есть серьезные аргументированные сомнения в своем выборе, лучше не медлить. Не давайте старомодным сентиментальным ожиданиям останавливать ваше движение вперед.

Вы можете мне возразить: мол, развод негативно сказывается на детях. В какой-то степени да. Однако исследователи из Виргинского университета продемонстрировали, что дети разведенных родителей действительно демонстрируют набор негативных эмоций (злость и гнев) — но недолго. Эти чувства исчезают в течение пары лет после развода. Те взрослые, чьи родители развелись после длительного периода конфликтов, больше довольны жизнью, чем те, чьи родители приняли решение оставаться вместе, несмотря на затяжные конфликты. Остаться вместе ради детей и при этом продолжать конфликтовать — проигрышное решение по сравнению с мирным разрывом.

Ответственность родителей — рассказать детям, что любовь не всегда бывает до гроба. Дети будут освобождены от завышенных ожиданий и не испытают сильного стресса и потрясения от необходимости прервать неудачные отношения. В школах также можно объяснять базовые вещи о природе любви и взаимоотношений между людьми, о том, что страсть — преходящее явление. Тогда юноши и девушки смогут принимать более осознанные решения при выборе первых партнеров.

Государственным институтам семьи также бы следовало пересмотреть свой подход к бракам и разводам. Вместо того, чтобы предоставлять социальные льготы женатым людям (недоступные холостым), можно было бы разработать различные формы поддержки самых разных форм отношений между людьми. Если уж государство вмешивается в вопросы брака и семьи, ему стоило бы применять усилия к укреплению здоровых взаимоотношений в интересах детей.

Отвоевывать свое право не соответствовать чьим-либо ожиданиям — не самое приятное занятие на свете.

Если вы часто чувствуете, что вы словно обязаны куда-то вписываться (в рабочий коллектив), напомните себе: нет, не обязаны. Если необходимость соответствовать делает вас более несчастным, чем борьба за право несоответствовать, — не тратьте душевные ресурсы на конформизм.

Другие статьи:


Twitter Facebook Forrst Last FM