Эффект психотерапии

Процесс любой психотерапии я понимаю как конструирование «действующего Я» человека. Основной механизм психотерапии – это переход от вопроса “почему это со мной случилось?” к вопросу “а что я могу сделать?” или “как мне с этим жить дальше?”. Психотерапия апеллирует активному началу человеческой психики.

Основная ответственность клиента заключается в том, чтобы вновь полученное знание воплотить в реальное действие по разрешению кризисной ситуации. Роль психотерапевта в этом процессе мне видится как роль тренера, который может показать, научить и подстраховать, но не может решить проблему за вас. По моему мнению, сотрудничество это наиболее подходящее слово для описания отношений клиента и психотерапевта в этой работе. Мне ближе представление о психотерапии, как о “методе оказания влияния или воздействия, приводящем в движение процесс научения”. (Психотерапевтическая энциклопедия,2000).

С одной стороны, психотерапия это искусство, где важны интуиция, творческое мышление и умение импровизировать. В моей практике не было абсолютно похожих случаев. Именно поэтому я предпочитаю гибкость оценки каждой ситуации, без заготовленных шаблонов восприятия. Заранее предугадать с чем столкнешься просто невозможно. Именно поэтому в работе мне близок, так называемый, интегративный подход психотерапии, суть которого состоит в использовании различных по своей теоретической основе способов разрешения проблемы. Форма психотерапии подбирается в зависимости от реальной ситуации, с которой человек пришел на консультацию. В настоящее время существует множество психотерапевтических теорий основанных на различных подходах рассмотрения человеческой психики. Самые основные из них это поведенческое, психоаналитическое и гуманистическое направления в психотерапии. Каждый из этих методов работает на своем “уровне” психики, у каждого своя психотерапевтическая “мишень” и, часто, свои “показания”. Так, в случае патологического страха, скорее всего, будут успешны методы поведенческой терапии или “парадоксальная интенция” Виктора Франкла, а при лечении депрессии, например, когнитивная психотерапия. С одним клиентом, целесообразным будет “провокативный” стиль Франка Ферелли, а в случае утраты близкого человека бывает достаточно просто сочувственно побыть рядом.

Если говорить о методе, который наиболее близок мне самому, то это подход, который основывается на представлении, что многие психические расстройства проявляются в нарушении образа будущего человека, искажении его жизненной перспективы. Так, Карл Ясперс и другие экзистенциалисты отмечают, что страх перед будущим является центральным фактором развития тревожных расстройств. Тревога это всегда не определенное будущее, ожидание чего-то неприятного. Для депрессии характерно переживание “блокированного” или негативного будущего. Такие пациенты часто говорят, что “будущего нет”. В тяжелых случаях утрата смысла существования может проявиться в желании уйти из жизни. Для зависимого от алкоголя или наркотиков человека характерно то, что он попросту игнорирует последствия своего поведения, его взгляд направлен на получение удовольствия в настоящем любой ценой. Во всех этих случаях нарушается образ будущего, благодаря которому, человек регулирует свое поведение и эмоции, направляет течение жизни в соответствии с собственными желаниями, ожиданиями и планами.

Работа или творчество?

Я представляю себе психику человека, как чрезвычайно гибкий и уникальный мир, нормальное существование которого состоит не в отсутствии переживаний, а в умении адекватно решать собственные психологические проблемы. Как говорила Анна Фрейд, о норме и патологии стоит судить не по наличию или отсутствию тревог, не по их качеству и количеству, а только по способности обходиться с ними, по умению успешно с ними справляться. Психотерапия призвана помочь человеку научиться творчески это делать.

С другой стороны, психотерапия это работа. У психотерапевтической помощи должна быть своя структура и должен быть результат. Как правило, на первой встрече с клиентом заключается устный “контракт”, в котором оговариваются все необходимые условия психотерапии – ожидания и права клиента, длительность работы, частота встреч, возможный прогноз и пр. Оплату психотерапевтической помощи я рассматриваю не только как материальное вознаграждение за труд специалиста, но и как фактор дополнительной мотивации клиента к изменению.

Одним из главных “инструментов” психотерапии является личность самого специалиста. Я считаю, что у любого психотерапевта должен быть свой наставник. Серьезная работа возможна только в том случае, если психотерапевт имеет возможность увидеть свою работу со стороны, глазами более опытного коллеги.

Как работаю я

Я не пытаюсь помочь всем и считаю себя специалистом в достаточно узкой области. Бывает, что я рекомендую обратиться к специалисту, который более компетентен в отдельных вопросах. Я верю в “бригадную” форму помощи, когда к работе подключается клинический психолог для более глубокой психологической диагностики, врач-психиатр, как специалист в области медикаментозной помощи и инструктор йоги, когда необходимо вмешательство “через тело”. По моему мнению, эффективность помощи зависит от оптимального подбора методов и формы психотерапии. Как сказал один известный психотерапевт: “Для каждого клиента я всякий раз изобретаю новый метод психотерапии”.

Целью психотерапевтической работы в таких случаях является расширение “жизненного пространства” клиента, осознание значимости своей жизненной перспективы, наполнение ее смыслом, нахождение адекватных способов достижения собственных целей, основываясь на собственном опыте.

Константин Блохин - психотерапевтКонстантин Блохин – психотерапевт, кандидат психологических наук, «Время радости»

Другие статьи:


Twitter Facebook Forrst Last FM