Сегодня с коллегой вспоминали самые опасные случаи из практики. Я рассказал о пациентке в 2001 году, которая терроризировала весь североморский район много недель, но никто из районных психиатров не смог ее госпитализировать.
Например, она приходила в магазин, просила показать банку консервов, а потом тут же бросала ее в стеклянную витрину и убегала. Она довела до невроза стоматолога, которая, по ее мнению, неправильно лечила ее, напала на нее в подъезде, отрезала ей клок волос, а потом подожгла дверь в квартиру. Потом пришла в психиатрическую амбулаторию и незаметно для меня украла со стола все печати, которые на нем были – личную врачебную, штамп медучреждения и треугольную для рецептов. Милиция не хотела ей заниматься, считая ее психбольной, а областной диспансер не принимал не находя оснований для недобровольной госпитализации – она каким-то образом смогла обмануть психиатров стационара на осмотре, представив себя жертвой.
В то время я испытывал сильное давление со стороны руководителей – им звонил главный психиатр Мурманской области по фамилии Онегин и требовал наказать меня за необоснованные госпитализации. С другой стороны, я очень боялся за личную безопасность, и даже изменил привычный маршрут пути с работы, с опаской заходил в подъезд своего дома.
Я отношу себя к представителям гуманистической школы в большей степени, чем клинической. Я стараюсь не навешивать на людей ярлыки синдромов и диагнозов, но снова и снова, уже много раз, сталкиваюсь с тем, что некоторые люди относится к моей работе несерьезно. Пускай это оценят те, кто считает психологов, психиатров и психотерапевтов “халявщиками”, работа которых заключается в том, чтобы “просто поболтать”.

Константин Блохин – психотерапевт, кандидат психологических наук, «Время радости»

Другие статьи:

Добавить комментарий


Twitter Facebook Forrst Last FM